Кгыышhh

 

  CIS
Новости О журнале Мероприятия Подписка Архив Контакты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

 

 

 

Кгыышф

 

 

 

CIS
 

 

 

 

 

 

 

«Хорошая компания» не означает «хорошие акции»

 

Говорит Анна Авдокушина, аналитик по банковскому сектору JP Morgan: «во всяком случае, это вовсе не обязательное соответствие. И помнить, что sell-side анализирует компании, чтобы давать клиентам рекомендации именно по акциям, было бы полезно для специалистов по investor relations». В офисе JP Morgan 18 февраля 2010 года состоялся семинар для IR-специалистов по взаимодействию с аналитиками sell-side.

 

Дмитрий Бобров


Пройдясь по процессу анализа акций типичной компании (метод «top-down», когда последовательно рассматривается ситуация в экономике-отрасли-компании-акциях), Авдокушина остановилась на моментах, которые могут вызвать серьезное расхождение в финальных оценках аналитика и финансового отдела самой анализируемой компании. Так, рекомендуется проверить, совпадают ли вводные данные в модели аналитика и модели компании: прогнозируемый ВВП, инфляция, курс рубля к доллару и евро (в том числе и заложенные в модель цены на нефть, от которых сильно зависит российская экономика). На уровне индустрии необходимо проверить совпадение заложенной динамики развития отрасли, и только после этого переходить к сравнению финансовых моделей компании.

Крайне желательно «договориться о терминах» - то есть уточнить, что именно использует аналитик и что – компания. Например, раскрывая тот или иной коэффициент, надо понять, какое значение используется в базе: значение показателя на конец 2009 года, либо среднее арифметическое по 2008 и 2009; озвучивает ли компания прогнозы по выручке уже за вычетом доли меньшинства или нет; говорит о выручке только от основной деятельности или с учетом финансовых и разовых операций. Авдокушина напоминает, что sell-side обычно настроен более оптимистично, чем сами компании, поэтому предлагает делать прогноз не в виде одной цифры, а в виде промежутока значений – от консервативного к наиболее оптимистичному. А уж если прогнозы аналитиков далеко выходят за оптимистичный сценарий самой компании, необходимо разобраться с моделями таких аналитиков.

Как и в работе с любой аудиторией, будет полезно обратить внимание на аналитиков, к мнению которых прислушивается весь рынок - зачастую менее авторитетные исследователи смотрят на своих более популярных коллег и «пристраиваются» вслед. Таким образом, если сильно оптимистичную оценку даст лидер, это может оказать существенное влияние на мнение других брокерских домов, что поднимет консенсус-прогноз по всему рынку, и такой случай нельзя оставлять без внимания.

Основное требование аналитика к компаниям – постоянный состав раскрываемой информации, её регулярность и сопоставимость. Неожиданное появление новых показателей в отчетности компании приводит к пересмотру модели (что занимает порядка четырех дней), и если эти показатели пропаду из отчетности следующего периода, изменения придется «откатывать» обратно. «Постарайтесь вжиться в образ того или иного аналитика, прочувствовать, чем именно он руководствуется в своих рассуждениях» - рекомендует Авдокушина.

IR-side

Далее эстафетная палочка перешла к Джошуа Тулгану, директору по связями с инвесторами МТС, и аудитория имела возможность выслушать другую сторону. Поддерживая необходимость уточнения деталей расчета тех или иных показателей, Тулган обратил внимание присутствующих, что кроме инвесторов в акционерный капитал, компании также общаются и c кредиторами. И для debt-инвесторов основным вопросом является вопрос «сможет ли компания отдать занятое?», а это означает весьма консервативный взгляд на развитие данного эмитента и экономики в целом. Таким образом, руководство компании постоянно балансирует между двумя группами инвесторов и аналитиков, одна из которых – equity, - настроена покупать оптимистичное будущее, в то время как другая – debt, - не готова отходить далеко от фактического прошлого. Поэтому прогнозы самой компании обычно выдержаны в консервативно-взвешенном ключе. «Например, когда я приходил в компанию в 2006 году, - говорит Тулган, - аналитики прогнозировали рост выручки за год в районе 9%. А по факту выручка МТС выросла на 29%».

Определенные сложности в общении с инвесторами вызывает и курс рубля, который влияет на долларовые прогнозы аналитиков. Основная часть выручки МТС – в рублях, бумаги компании торгуются в долларах, часть инвестиций в оборудование также в долларах. «Поэтому мы не даем долгосрочный прогноз по дивидендам в валюте. А в качестве прогнозных значений курса рубля мы используем оценки, которые официально делаются Центробанком РФ» - рассказывает Тулган. Не согласен он также и с утверждением, что аналитикам надо давать как можно больше информации. Тем не менее, в последнее время МТС стала раскрывать некоторые дополнительные сведения, например, структуру краткосрочной и долгосрочной задолженности компании. IR-команда МТС также нашла возможность ориентировать аналитиков и по вопросам поступлений от роуминга (данные по роумингу предоставляются на годовой основе в рамках формы 20-F). Однако IR-команда взяла официальные данные Госкомстата по количеству трафика авиапассажиров в 2007, 2008 и 2009 годах, которые коррелируют с поступлениями от роуминга, и предложила аналитикам использовать эту динамику.

«Мы стараемся демонстрировать аналитикам тренды, а не отдельные цифры» - объясняет Тулган. «Существующую информацию, - добавляет Анна Авдокушина, - можно разделить на «good to know (хорошо бы знать)» и «need to know (нужны для построения модели)». Именно поэтому мы, например, не перестраиваем модель компании, основываясь лишь на слухах. Обычно, модель «перетряхивается» четыре раза в год, по результатам официальной отчетности, это занимает несколько дней у самого аналитика, далее изменения должны проверить местный и глобальный супервайзеры данного аналитика, все это требует времени - а вот слухи и сенсации некоторые СМИ любят производить чуть ли не на ежедневной основе».

О любви к работе

На вопрос о типичном распорядке трудового дня и остается ли еще у аналитика и IR-щика время на личную жизнь, оба выступающих ответили, что работа занимает много времени, но не все 24 часа в сутки. Анна Аводокушина рассказала, что приходит в офис около 7 часов утра, так как необходимо подготовить ежедневный выпуск новостей, в 10 утра начинается планерка с трейдерами и селзами, на которой трейдеры ругаются, что в выпуске новостей «одни вчерашние газеты». «Но это не так, - не соглашается Авдокушина, - мы же еще даем свою собственную оценку сообщениям газет». Далее – до обеда, – интенсивное общение с клиентами, после обеда - менее интенсивное общение с клиентами и обработка новостей, изменение финансовых моделей.

Джошуа Тулган продолжил тему, добавив, что листинг на бирже в Америке, конечно, сказывается на распорядке рабочего дня IR-специалистов МТС: «Мое утро обычно начинается со звонка инвестора: «Джош, вот в газете написали…», а вечером, часов в 11, могут звонить американские инвесторы «У вас еще не очень поздно? Могли бы мы чуть-чуть поговорить по Украине?». При этом оба выступающих заверили, что любят свою работу и считают, что заняты крайне полезным и интересным делом.

Обсудить статью можно на блоге.

 


2009 (с) IR magazine Russia & CIS, info@ir-russia.ru