Кгыышhh

 

  CIS
Новости О журнале Мероприятия Подписка Архив Контакты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 

 

 

 

Кгыышф

 

 

 

CIS
 

 

 

 

 

 

 

Версия для печати

 

IR для тех, кто играет «в долгую»     

 

Про инвесторов в фонды прямых инвестиций (private equity) говорят, что они играют «в долгую». Действительно, потенциально очень высокий доход на инвестиции (upside) уравновешивается низкой текущей ликвидностью вложений, жесткими инвестиционными обязательствами (committments), высокими рисками потери вложений. Как выглядит система Investor Relations в классическом западном фонде прямых инвестиций? Рассказывает Владимир Залужский, директор по коммуникациям скандинавского фонда прямых инвестиций Mint Capital.


Владимир Залужский

 

 

Владимир Залужский,
Mint Capital


Фонды прямых инвестиций - активные миноритарии в своих портфельных компаниях

Фонды прямых инвестиций относятся к классу альтернативных инвестиций и занимают небольшую долю в портфеле инвестора (~5-10%). Объекты их инвестиций – быстро растущие непубличные компаний, доступ к которым невозможен традиционными способами, то есть через покупку на бирже акций или облигаций. В среднем фонд за свою жизнь фонд делает порядка 10 инвестиций, выкупая пакеты размером 25-50%.

Другое кардинальное отличие фондов прямых инвестиций от иных инвестиционных организаций заключается в том, что управляющие фондами реально влияют на стратегию развития проинвестированных компаний, их текущую операционную деятельность. Представители фонда не только входят в Совет директоров портфельной компании, но и участвуют в ежедневном управлении. Соответственно, в глазах инвесторов фонда они справедливо несут полную ответственность за состояние здоровья портфельных компаний. Инвесторы очень внимательно следят за качеством управления портфелем – ведь если что-то пойдет не так, быстро выйти из актива, как на бирже, у них не получится, и рассчитывают на большую доходность, ведь альтернативная стоимость денег очень высока - инвестиционный горизонт вложения в фонд составляет порядка 7-8 лет, иногда до 10 лет.

Принципиальный положительный момент в private equity заключается в полном совпадении интересов инвесторов и управляющих. И те и другие заинтересованы в максимизации стоимости портфельных компаний – ведь вся прибыль, превышающая совокупные вложения инвесторов в фонд и минимальную норму возврата инвестиций, так называемую безрисковую ставку дохода, равную среднерыночному годовому доходу по депозиту в евро или долларах (~8%), делится в пропорции 80/20% между инвесторами и управляющими.

Деньги вернем только на выходе, но большие

Классическая схема предполагает, что управляющая команда должна проинвестировать средства инвесторов в течение первых 4-5 лет работы фонда, последующие 4-5 лет отводятся на «выход» из проектов (exits). Большинство фондов придерживаются этого принципа. Условия фиксируются в соглашении с инвесторами. Управляющие фондом и инвесторы могут принять решение продлить период работы фонда еще на 2 года. Средний период владения одной компанией – 3-5 лет.

За это время может произойти многое. Вспоминается притча про Хаджу Насреддина и осла: Хаджа Насреддин обещал шаху за десять лет научит осла читать и писать. Шах обещал отрубить Насреддину голову, если тот своего обещания не выполнит. «Я ничем не рискую», - сказал Насреддин. «За десять лет из нас троих кто-нибудь да сдохнет, или ишак, или я, или шах». Момент создания фонда имеет большое значение. Все отрасли подвержены цикличности с взлетами и падениями, поэтому фонды стараются диверсифицировать свой портфель, но к циклам могут примешиваться макроэкономические потрясения, вроде текущего финансового кризиса. Поэтому у некоторых инвесторов стратегия вложений строится не по отраслевому принципу вложений, а по году создания фонда. Любопытно, но момент создания фонда в английском языке имеет то же название, что и год изготовления вина или коньяка (vintage year). В идеале, фонд, как хороший алкоголь, должен с годами становиться лучше и дороже. Соответственно, оценивать эффективность фонда справедливо по отношению к фондам аналогичного года создания.

Столь длинный инвестиционный горизонт может быть как на руку фонду, так и представлять большую проблему. Хорошо, если кризис попадает на середину жизни фонда, а ведь может на «распродажи» портфеля – резко упавшие коэффициенты оценки компаний перечеркнут многолетние усилия менеджмента по развитию бизнеса. Основная прибыль возвращается ближе к концу жизни фонда, так как портфельные компании фонда дивиденды не выплачивают – все средства направляются на развитие и расширение бизнеса. В реальности же инвестор может начать получать первых доход от вложений уже на 3 год работы фонда, если управляющей команде фонда удается сделать короткие сделки.

Соответсвенно, инвесторы в фонды прямых инвестиций в первую очередь ориентируются на прогнозируемые финансовые результаты компаний-активов фонда, а не на прошлые успехи управляющих. Инвесторов интересует потенциал роста портфельных компаний — за счет выхода на новые рынки, вывода новых видов продукции или услуг, сделок по слиянию и поглощению.

Вложения в фонды прямых инвестиций отличаются не только длительностью, но и доходностью. Если на публичных рынках управляющие стремятся превзойти индексы и, как правило, это удается не всем и не намного, то private equity фонды могут принести колоссальный доход, превышающий вложения в публичный рынок. Например, для фондов, инвестирующих в Россию, норма доходности до кризиса была в районе 30-40% IRR.

Если доверился, не мешай работать

«Поднять капитал» (raise capital) для формирования фонда прямых инвестиций крайне сложно, несмотря на то, что управляющие вкладывают в фонд значительные собственные средства (около 10% объема фонда). Во-первых, предыдущие успехи управляющей команды вовсе не гарантируют столь же высокий доход в будущем; во-вторых, конкуренция среди команд достаточно высока. Кроме того, инвесторы должны быть готовы выплачивать комиссия за управление капиталом на протяжении всего инвестиционного периода фонда, а она немаленькая (порядка 2% от размера фонда в год). Кстати, инвесторы получают два вида счетов (в смысле, «инвойсов»). Первый выставляется раз в квартал на оплату комиссии за управление капиталом. Второй счет касается покупки компаний. Инвесторы не перечисляют все обещанные средства сразу при создании фонда, но получают счет на оплату своей доли от стоимости покупаемой компании каждый раз, когда происходит сделка.

И самое главное - возможности инвесторов влиять на управляющих фондом ограничены (к этому пункту мы вернутся чуть позже, так как он требует особого внимания). Поэтому для формирования фонда даже наиболее известные команды привлекают посредников – агентов по размещению (placement agents). Как правило, это бывшие высокопоставленные сотрудники крупнейших инвестиционных банков или консалтинговых компаний. Главная ценность агента – широкая сеть инвесторов, с которой налажены доверительные отношения. Агент выполняет по сути те же функции, что и банк-организатор при размещении своего клиента на бирже, за исключением андеррайтинга (приобретение ценных бумаг у эмитента для перепродажи их инвесторам). То есть, он помогает команде подготовить инвестиционный меморандум (private placement memo), определить нишу фонда на рынке в конкурентной среде, сделать investor targeting и организовать встречи с инвесторами. Стоит отметить, что агент не бросает инвесторов после размещения фонда и участвует в процессе коммуникации между инвесторами и фондом на протяжении всего периоды работы фонда. Поэтому управляющие фондов находятся в постоянном контакте с агентом.

С юридической точки зрения, инвесторы в фонды прямых инвестиций называются limited partners, в то время как управляющие фондом – general partner. Первые владеют приобретаемыми активами, вторыми – ими управляют. Ввиду низкой текущей ликвидности активов фонда и значительного инвестиционного горизонта, существуют риск, что кто-то из инвесторов в определенный момент может захотеть выйти из фонда или не сможет платить по новым счетам из-за отсутствия средств. Очевидно, что преждевременный выход инвестора не в интересах как других инвесторов фонда, так и управляющих. Поэтому существуют правила защиты, существенно ограничивающие возможности вывода инвесторами инвестиций из фонда до окончания его работы. Кроме того, управляющие фондом имеют определенный иммунитет - процедура смены команды по требованию инвесторов сложна и требует большинства голосов (обычно порядка 75%). По совокупности факторов можно сказать, что инвесторы в фонд живут коллективными интересами и вынуждены полагаться на профессионализм своих управляющих.

Стремимся к best practice

Если представить жизненный цикл фонда, наиболее сложные периоды с точки зрения investor relations приходятся на первые и последние 2 года работы фонда. Первые два года фонд ищет объекты для инвестирования, последние два года – фонд ищет покупателя на свои активы.

Поэтому направленность IR фонда является гибкой и полностью зависит от стадии жизненного цикла фонда. В самом начале своей работы фонд доказывает инвесторам свою способность находить хорошие сделки по адекватной оценке. В более зрелом возрасте – главная задача показать себя как грамотного управленца проинвестированными компаниями. На заключительной стадии – задача заключается в умении реализовать ранее приобретенные активы по высокой оценке.

Процедура и регулярность отчетности фонда перед инвесторами описана в соглашении с инвесторами. Как правило, фонд отчитывается ежеквартально. Годовая и полугодовая отчетность – аудированные. К ней фонд готовит оценку текущей стоимости своего портфеля.

Фонды придерживаются аналогичного с публичными компаниями календаря отчетности (см. схемы).


К формату и содержанию отчетов жестких требований нет – фонд их устанавливает с учетом своей специфики и рекомендаций отраслевых ассоциаций. Например, европейские фонды руководствуются правилами раскрытия информации Европейской ассоциации прямых и венчурных инвестиций (EVCA). Это минимум. Фонд вправе сделать свою отчетность более частой – ежемесячной, так и дополнить ежеквартальную отчетность новыми форматами. Например, наш фонд Mint Capital на период кризиса ввел к квартальной отчетности ежемесячный нефинансовый формат, содержащий описание состояния дел в портфельных компаниях, статус проблем и шагов принимаемых к их решению. Дополнительно для инвесторов был подготовлен анализ состояния долговых обязательств и финансовых потоков портфельных компаний.

Имя предыдущий опыт работы в крупной публичной компании, акции, которой торгуются на NYSE, могу сказать, что формат финансовой отчетности фондов не сильно отличается от репортинга публичных компаний как с точки зрения набора данных, так и глубины их анализа. В отчетности фонд показывает ключевые финансовые параметры работы портфельных компаний (выручка, EBITDA, чистая прибыль, размер долга и т.д.) и нефинансовые KPIs, уникальные для каждой компании с учетом специфики ее бизнеса (для сети ресторанов, например, оборачиваемость, средний чек, разбивка финансовых показателей сети по ресторанам и т.д.). Все данные даются в динамике – в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, а также с начала года. Существенное внимание уделяется состоянию отраслей, в которые работают портфельные компании.

Также как и публичные компании, акции которых котируются на западных биржах, фонды представляют отчетность своих компаний в стандартах МСФО. Финансы показаны одновременно в евро / долларах и местной валюте, чтобы представить результаты в виде, свободном от влияния курсовых разниц.

Живое общение с инвесторами

Учитывая, что портфель фонда состоит из неторгуемых компаний и стоимость доли инвестора не меняется на ежедневной основе, при нормальном ходе работы портфельных компаний инвесторам достаточно ежеквартальной отчетности фонда, и частых обращений с запросами от них не поступает. Кроме того, фонд генерирует мало информационных поводов, поэтому нагрузка на IR-менеджера фонда с точки зрения раскрытия информации не очень высокая. По этой причине функция IR и PR в фонде совмещена и выполняется одним человеком.

Однако большую роль в IR фонда играют личные встречи с инвесторами, которые происходят в течение года по меньшей мере раз в квартал индивидуально с каждым инвестором или с небольшой группой инвесторов и направлены на более глубокое объяснение специфики работы портфельных компаний. Так как фонды вкладывают средства в компании из быстрорастущих отраслей, это, как правило, небольшие, новые сектора экономики, по ним не выходит качественная отраслевая аналитика, которая могла бы инвесторами лучше понимать векторы развития сектора в общем. Поэтому фонды часто готовят свою аналитику по таким рынкам. Эффективным инструментом повышения «образованности» инвесторов также являются ознакомительные визиты в портфельные компании.

Еще одна особенность IR в сфере private equity заключается в том, что классический для публичных компаний принцип равного доступа инвесторов к информации (fair disclosure) не играет здесь практически никакой роли, так как воспользоваться для себя с выгодой инсайдреской информацией limited partner все равно не может, ведь акции компаний не торгуются на бирже. Несмотря на это, фонды следуют best practice публичных компаний и предоставляют финансовые показатели всем инвесторам одновременно и за установленные отчетностью периоды. С другой стороны, фонд обладает полной свободой с точки зрения частоты встреч со своими инвесторами и формата. Поэтому для каждого инвестора у фонда складывается индивидуальный календарь встреч.

Как уже было сказано, все инвесторы фонда «плывут в одной лодке». Соответственно, IR фонда должен включать в себя мероприятия, направленные на формирование согласия между инвесторами. Поэтому, по меньшей мере, один раз в год фонд проводит встречи, на которые приглашаются все limited partners. Место проведения встреч определяется с учетом географии инвесторов. Обычно встречи проводятся в финансовых столицах Европы. Однако мероприятие может пройти и в России, что позволит совместить финансовую встречу с посещением портфельных компаний. Например, в октябре 2009 года мы провели встречу инвесторов второго фонда Mint Capital в Москве. Была разработана программа, предполагающая презентации управляющих фонда, встречи с руководством и посещения портфельных компаний. Инвесторы оценили приготовления. Приехало около 50 человек, представляющих 40% капитала фонда, что является очень неплохим результатом, с учетом, что конференция продолжалась целых три дня, к тому же многим участникам пришлось делать российские визы.


 


2009 (с) /span>IR magazine Russia & CIS, info@ir-russia.ru