Кгыышhh

 

  CIS
Новости О журнале Мероприятия Форум Подписка Архив Контакты

 

 

 

 

 

 

 



 

 

 



 

 

 

 

Кгыышф

 

 

 

CIS
 

 

 

 

 

 

 

Клиент-ориентированный подход Сергея Тахиева - интервью с начальником управления по связям с инвесторами, HЛМК

 

Беседовала Елена Одягайло


Сергея Тахиева

Сергей, расскажите, как вы пришли в Investor Relations?


Свою карьеру в IR я начал в НЛМК. Я пришел в компанию в апреле 2005 году, когда НЛМК только собиралась выходить на IPO. Уже в декабре этого же года компания вышла на Лондонскую биржу.


А где вы раньше работали?


Первый опыт работы я получил в США, где учился, работая в консалтинговой компании в качестве аналитика (нефтегазовый сектор). Потом приехал в Россию и пару лет поработал в консалтинговой компании.


То есть вы пришли как аналитик? Потом в компании образовалась необходимость функции по связям с инвесторами...


Когда компания вышла на IPO возникла необходимость формализации функции IR. В нашем отделе работало 2 человека. Я отвечал, в том числе за связи с отраслевыми организациями. В 2008 году коллега покинул компанию, стал известным аналитиком в металлургическом секторе, наш общий руководитель поверил в то, что я смогу взять на себя функцию руководителя отдела по связям с инвесторами. Рад, что он не ошибся.


В прошлом году вы также были номинированы на премию IR magazine Russia & CIS?


История наград, наверное, началась немного раньше. В 2009 наш отдел включили в топ-3 по металлургии по версии Institutional Investors. В 2010, 2011, 2012 мы тоже выигрывали различные награды. Должен отметить, для нас очень важно признание наших клиентов.


Чем вы объясняете столь высокое признание инвесторов?


Думаю, тем, что в своей работе, я использую клиент-ориентированный, сервисный подход. Клиентов, с которыми я взаимодействую, я делю на внутренних и внешних. Для меня внешние клиенты — это fixed income и equity инвесторы, аналитики sell-side, рейтинговые агентства, профильные и финансовые СМИ, регулирующие и отраслевые организации. Внутренние клиенты — это наши департаменты: стратегии, сбыта, финансов, PR-служба, закупщики в какой-то степени. Мы сформировали у себя своего рода информационно-аналитический блок, который имеет понимание того, что происходит на внешних рынках. По сути, наш департамент является центром сбора информации, как о компании, так и об отрасли.


Для внутренних служб компании вы тоже выполняете аналитическую работу?


В какой-то степени да. Мы работаем в рабочих группах с отделом контроллинга, отделом сбыта, с отделом стратегии и финансистами. По сути, мы делаем один продукт, который можно масштабировать и использовать в разных отделах с минимальной модификацией. Для нас клиент-ориентированный подход, состоит в том, чтобы клиент должен быть удовлетворен: мы ответили ему точно, быстро и качественно, в какой то степени предвосхищая его запросы. Мы всегда доступны: 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Отвечаем на вопросы, которые напрямую к нам не относятся из-за того, что мы участвуем в различных проектах и можем использовать полученную информацию. Получается своего рода информационная синергия.


Получается, ваше управление стало аккумулятором информации в компании. Среди IR- специалистов не часто встретишь аналитиков, готовящих материалы для внутренних потребностей компании.


Функции нашего отдела эволюционировали, поскольку был запрос внутренних служб об информации о рынке. Примерно 60% всех вопросов внешних клиентов — по рынку спроса и предложения: «Что происходит у наших конкурентов, поставщиков, что происходит у потребителей?»


И сколько у вас сейчас человек в управлении трудится?


Всего — 5 человек, а непосредственно функции IR выполняют 2,5 человека.


А какие еще факторы, по — вашему мнению, влияют на качество IR и признание инвесторов?


Высокие призовые места — это в значительной степени заслуга той внутренней культуры, которая сформировалась в компании на протяжении многих лет и которую разделяют все. Когда я пришел, мне не нужно было делать революцию. С точки зрения раскрытия информации было все достаточно хорошо построено. Необходимость соответствовать высоким стандартам раскрытия была одним из приоритетов руководства.


Кроме того, эффективный менеджмент с отличным пониманием сектора, отрасли, умением формулировать стратегию и демонстрировать ее реализацию — это те элементы, которые делают работу достаточно ясной для нашей команды. Инвестиционная история также хорошо структурирована для того, чтобы «продать» ее инвесторам.


А как вы структурируете инвестиционную историю?


Секрет достаточно простой — поставить себя на место инвестора, постараться понять, что для него является важным, и постараться донести историю компании, учитывая его интересы.


Какую роль в вашей работе играет топ-менеджмент компании? Генеральный директор, финансовый директор — часто ли они встречаются с инвесторами?


Высшее руководство понимает важность IR, наверное, повторюсь, нам повезло, что топ-менеджмент всегда готов встретиться по важным, ключевым событиям в компании с финансовым и инвестиционным сообществом. Еще один важный момент — делегирование руководством ответственности и самостоятельности нашему подразделению для максимально возможного удовлетворения запросов клиентов.


А бывают ли ситуации, когда вы, экономя время менеджмента, определяете с кем из инвесторов встретиться?


Конечно, топ-менеджмент встречается с теми инвесторами, которых мы предлагаем. Мы каждый раз оцениваем возможную продуктивность и результативность встречи. Не обязательно, чтобы встреча закончилась покупкой или продажей, главное, чтобы у инвесторов появилось понимание бизнес — модели нашей компании, ее стратегии, появилось доверие. Заинтересовать инвестора — это цель нашей работы.


Принимается ли в расчет мнение инвесторов при выработке стратегии компании. Задаете ли вы на встречах с инвесторами вопросы о будущей стратегии, пытаясь понять их реакцию и восприятие?


Обычно, мы не обсуждаем стратегию, уже принятую руководством, а коммуницируем ее вовне. Но наше взаимодействие с инвесторами — это дорога с обратным движением. Мы делаем Perception study раз в год, в котором задаются детальные вопросы относительно понимания стратегии, которой мы следуем. В целом, инвесторы оценивают нашу стратегию как «четкую и понятную». Кроме того, после каждого раскрытия финансовых результатов я делаю опрос инвесторов и аналитиков из 5-6 вопросов через сервис Survey Monkey и собираю feed back, полученные мнения затем учитываются в дальнейшей работе. К слову сказать, в прошлом году, мы заняли 2-ое место в Восточной Европе по версии журнала Euromoney, который публикует рейтинги лучшей коммуникационной стратегии.


А из каких элементов состоит ваша коммуникационная стратегия?


Мы выстраиваем интегрированную коммуникацию через весь спектр каналов — пресс-релизы, презентации, роуд-шоу, телеконференции, публикации в СМИ, сайт, годовой отчет, присутствие в социальных сетях. Причем я всегда придерживаюсь принципа: не усложнять подачу материала, а выделить суть и ее важность.


Как обстоит дело с аналитиками? Не сократилось количество sell-side аналитиков в последнее время?


Да, сократилось. Два банка как минимум перестали делать покрытие компании. Но появился новый банк — Barclays.


А какой free float у вашей компании?


Free float 13%, ликвидность распределена между Москвой и Лондоном.


Как вы относитесь к институту корпоративных брокеров, маркет-мейкерству? Предлагали ли вам такие услуги?


Да, предлагали. Но мы сами делаем работу, и за 7 лет модель показала свою эффективность.


По финансовым результатам вашей компании за последние 3 года видно снижение, связанное с объективными причинами в металлургической отрасли. Как вы комментируете ухудшение финансовых показателей? Вы относите это к кризисным коммуникациям? Или это часть рабочего процесса?


Это рабочий процесс, конечно. Мы работаем в основном с институциональными инвесторами, инвесторы имеют свою аналитическую базу, они понимают, что происходит. Либо используют аналитику sell — side, поэтому они в достаточной степени образованы.


Были ли у вас случаи, когда результаты оказывались ниже консенсус прогноза? Если да, что вы предпринимали для объяснения ситуации?


Особых случаев не припомню.


Скажите, какие сервисные компании помогают вам в работе?


Мы используем 3 источника: Thompson Reuters — как источник общего назначения для general support компанию King World Wide, которая приобрела нашего давнего поставщика услуг Сapital Precision, и Bloomberg. С помощью этих компаний мы делаем таргетирование базы инвесторов 2 раза в год, perception study 1 раз в год, и 2 раза в год идентификацию акционеров.


При подготовке годового отчета мы привлекаем верстальщиков и дизайнеров. При этом сами создаем контент, разрабатываем структуру и стратегию не только годового отчета, но и сайта.


Вы упомянули, что таргетирование инвесторов вы делаете 2 раза в год. Как вы используете результаты?


Таргетирование помогает нам качественно выстроить работу в течение года и оценить результативность нашей работы за предыдущие периоды, также дает понимание: кто наш инвестор, что ему важно узнать от руководства во время встреч. Исходя из полученных результатов, мы разрабатываем свою коммуникационную стратегию.


В том числе, наверное, смотрите на расширение круга инвесторов? Возможно, азиатские инвесторы, инвесторы из ЮАР заинтересовались бы вашей компанией? Как вы оцениваете перспективу?


Мы смотрим на инвесторов разных регионов, встречаемся с теми, кто заинтересован в наших акциях. Как правило, основные наши клиенты — это Россия, континентальная Европа, Великобритания и Америка.


А категория social responsibility investors?


Есть определенные фонды, у которых есть мандат на инвестиции в страну или сектор, либо в сектор данной страны. Для некоторых важны и аспекты устойчивости, корпоративное управление, социальная ответственность. Таких инвесторов не много. Один из банков — Goldman Sachs выпускает отчет об устойчивости — Sustain, в котором они анализируют устойчивые компании не только с точки зрения экологической и социальной составляющей, но в первую очередь с точки зрения финансовой устойчивости, корпоративного управления и эффективности управления. Мы попадаем в список лучших компаний уже который год подряд.


Говоря о корпоративном управлении: есть ли в Совете директоров независимые директора? Какой они вклад вносят? Они присутствуют «для галочки» или...?


В Совет директоров компании входит 3 независимых директора. Независимый директор руководит комитетом по аудиту, также двое других являются его членами. В комитет по стратегическому планированию также входят все независимые директора. Независимые директора вносят реальный вклад в развитие компании, так как все имеют огромный опыт работы в металлургической отрасли и консалтинге.


Мы по праву считаемся одной лучших компаний с точки зрения корпоративного управления. Это мнение подтверждено рейтингом прозрачности, публиковавшимся S&P в течение последних нескольких лет: НЛМК входил в топ-10 самых прозрачных компаний в России.


Сейчас развивается тема с интегрированным годовым отчетом. Какой отчет вы делаете?


Можно сказать, что наш годовой отчет имеет все характеристики интегрированного отчета. Мы делаем отдельно еще и социальный отчет. Насколько нужно их совмещать? Не знаю, уж слишком большая книжка получится. В следующем году мы планируем применить новый подход, постараться сделать этот документ максимально простым, понятным в использовании, одновременно не потеряв в качестве раскрываемой информации. То есть опять же, важно понимать, что этот документ читают живые люди.


Социальным отчетом тоже ваш отдел занимается?


Нет, социальный отчет мы только согласовываем в части структуры и контента, и передаем другому подразделению.


У вас на сайте есть раздел «Устойчивое развитие», кто этим занимается?


Раздел устойчивого развития — это часть нашего годового отчета. То, что размещено на сайте — это наш продукт. Социальный отчет — это уже более глубокий шаг внутрь, его подготовкой занимается другое подразделение.


Понятно. А есть у компании политика устойчивого развития? Она принята для того, чтобы удовлетворить инвесторов или это ваша внутренняя потребность?


Фокус на устойчивое развитие существовал еще до того, как компания стала публичной. Это не для галочки, если в этом вопрос. Быть устойчивой компанией — это один из ключевых моментов, ключевых посылов нашей стратегии. Наша компания является главным работодателем в Липецкой области, и мы чувствуем ответственность за людей, которые работают на комбинате. Кто об этом не думает — тот, соответственно, проигрывает. Ну и комфортно работать, когда ты видишь, что работают неравнодушные люди.


То есть у компании есть внутренний дух?


Да, конечно. И культура инноваций, но это — отдельная история.


Культура инноваций? Что под этим понимается в вашей компании?


В металлургии — это постоянная нацеленность на эффективность, как за счет использования новых технологий, так и за счет оптимизации существующих процессов. Поиск новых решений для наших клиентов, улучшение качества существующего портфеля продукции.


Как вы оцениваете перспективы фондового рынка? Статистика пугающая: отток инвестиций с российского рынка около 10 млрд долл. Как Вы думаете, у нашего рынка будущее есть?


Я думаю, что будущее есть. Есть потенциал развития отечественных инвесторов, финансовой системы. Развитие фондового рынка здесь только начинается. Правительство последовательно реализует создание международного финансового центра. На мой взгляд, идут процессы со знаком «плюс».


Самих инвесторов волнуют эти вопросы?


Конечно, на встречах возникают вопросы общего экономического характера, но они связаны с металлургическим сектором. Инвесторы спрашивают про наши компании, пытаются узнать, что происходит у наших конкурентов. Происходит своего рода market research. За один час встречи сложно обсудить все проблемы вселенского масштаба. Инвесторы разумно тратят свое время: их интересуют конкретные компании, либо конкретный сектор.


Работаете ли вы в социальных сетях?


Да мы используем социальные сети для размещения наших презентаций или годового отчета. При этом, я не думаю, что социальные сети очень важны для работы с инвесторами металлургической компании. Аналитик не залезает в Twitter, чтобы посмотреть, что сказала компания по какому-либо вопросу. Он поднимает трубку и звонит, или пишет. С инвесторами немного по-другому. В LinkedIN мы создаем посты интересных отраслевых новостей. Facebook мы используем для внутренних коммуникаций. Я думаю, в узком смысле я бы не придавал большого значения социальным сетям.


Как Вы думаете, что из личных Ваших качеств позволяет Вам занимать высокие позиции в рейтинге IR специалистов.


Возможно, добросовестность. Стараюсь делать качественно свою работу.


А вас устраивает ваш сегодняшний функционал, отношение людей?


Мне важно, чтобы люди были довольны тем, что я делаю. Судя по внешним клиентам — они довольны. От внутренних клиентов я тоже нареканий каких-то не слышал. Приносить пользу — здоровое желание любого человека.



2013 © IR magazine Russia & CIS, info@ir-russia.ru