Ru | En

Особенности IR-практики российского эмитента в Китае и других странах АТР

Подразделения российских предприятий, отвечающие за организацию взаимодействия с инвесторами, сейчас находятся в ситуации «витязя на распутье». В условиях жестких ограничений по привлечению капиталов из Европы и США, которые вызваны санкциями мировых держав в отношении России, как никогда, актуальным стало привлечение финансовых средств на альтернативных финансовых рынках. Крупнейшим альтернативным рынком инвестиций являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Алексей Новиков

Алексей Новиков

Геополитические события последних месяцев должны ускорить процессы переориентации российских предприятий с рынков капитала Европы и США на финансовые рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. По оценкам экспертов, совокупный объём средств, находящийся в распоряжении инвесторов Азии и Ближнего Востока, превышает $8 трлн. (1) По данным Международной Федерации Бирж, общий объем денежных средств, привлеченных в ходе IPO (2) на основных фондовых биржах Азиатско-Тихоокеанского региона за 2012, 2013 и 2014 годы, составил более $2,6 трлн. (3)

Объемы привлеченных инвестиций по основным фондовым биржам Азиатско-Тихоокеанского региона:

Инвестиционный потенциал данного региона очень высок, при этом, «инвестиционное поле» Азиатско-Тихоокеанского региона практически не освоено. Азиатские инвесторы всегда с осторожностью относились и относятся сейчас к инвестированию своих капиталов в российский бизнес.

Внешнеэкономические торговые связи России и Китая как основа для инвестиционного взаимодействия между ними

Финансовой доминантой на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона является Китай. В обозримом будущем роль этого государства в качестве основного мирового финансового рынка будет усиливаться. Китайский бизнес интересует освоение российских ресурсов. Китайские компании успешно выходят на российские товарные рынки. Особенно заметно присутствие китайского капитала в таких отраслях российской экономики, как автомобилестроение, строительство, поставки промышленного оборудования.

На товарных рынках между Китаем и Россией складываются крайне благоприятные отношения. По оценкам экспертов, объем товарооборота между Китаем и Россией в 2015 году может превысить $100 млрд. В октябре 2014 года в Москве, в ходе межправительственных переговоров России и Китая, было подписано около 40 соглашений в области экономического сотрудничества, в том числе 30-летний контракт с ОАО «Газпром» на поставку газа.

Все это способствует улучшению взаимоотношений между китайскими инвесторами и российским бизнесом. И, следовательно, способствует успеху мероприятий по привлечению инвестиций из Китая.

Инвестиционный выбор азиатского инвестора — Дальний Восток и его ресурсы

В России есть инвестиционные проекты, которые могут заинтересовать инвесторов не только из Китая, а и из других стран АТР. В первую очередь, это природные ресурсы и инфраструктура Дальнего Востока. Интерес к инвестициям в предприятия Дальнего Востока у азиатского инвестора обусловлен усилением соперничества между Китаем, Японией и Кореей за доступ к топливным и иным ресурсам этого российского региона.

Определенный интерес для инвесторов представляет реконструкция Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожных магистралей, строительство объектов, связанных с проведением чемпионата мира по футболу 2018 года. (4)

Благоприятные перспективы у российского бизнеса в отношении инвестиционных ресурсов Азиатско-Тихоокеанского региона возникают при условии формирования тесных политических и экономических связей России с ведущими азиатскими державами, а также в случае активного позиционирования России на азиатских финансовых центрах.

IR-«консервативность» китайских компаний

IR-службы российских компаний, принявших решение о привлечении инвестиций в странах АТР, столкнутся с жесткими и нестандартными требованиями законодательства этих стран по раскрытию информации. Информации, которая должна обеспечить прозрачность и понятность российского бизнеса азиатским инвесторам. Однако, данная «игра стоит свеч».

Агентством Z/Yen подготовлен рейтинг крупнейших мировых финансовых центров. Гонконг и Сингапур занимают соответственно третью и четвертую строчки в этом рейтинге. Шестую и седьмую позицию рейтинга крупнейших финансовых центров мира делят между собой Токио и Сеул. (5)

Инвесторы АТР испытывают серьезные опасения относительно качества корпоративного управления, достоверности финансовой отчетности, а так же бизнес—этики китайских компаний. Инвестиционные аналитики, осуществляющие анализ финансово-хозяйственной деятельности и оценку перспектив развития китайских компаний, неоднократно указывали на то, что IR-службы этих компаний избегают контакта с ними.

Китайские IR-специалисты не стремятся должным образом раскрывать информацию об эмитенте ценных бумаг. В китайских компаниях, в случае необходимости раскрытия информации, IR—обеспечение доверяется средствам массовой информации. Китайское IR-сообщество представлено преимущественно средствами массовой информации, которые оказывают реальное влияние на национальный фондовый рынок.

Аналитиками отмечается высокое доверие руководства китайских компаний к СМИ при формировании и распространении информации, которая влияет на цену акций. Лишь малая часть представителей инвестиционных фондов, выступивших в качестве инвесторов, были удовлетворены уровнем раскрытия информации и практикой управления китайскими компаниями. (6)

Специалисты констатируют, что в Китае отсутствует серьезное внимание к правильно выстроенным связям с финансовым сообществом. Это часто приводит к частичному или выборочному раскрытию информации. Например, материалы с инвестиционных конференций не попадают в свободный доступ. Отсутствует соответствующее раскрытие информации на фондовом рынке, а так же среди представителей заинтересованной аудитории — среди потенциальных инвесторов и владельцев ценных бумаг. (7)

Такое положение дел приводит к тому, что инвесторы и аналитики постоянно должны контролировать информационные потоки: газеты, новостные каналы и веб-сайты китайских фондовых бирж, а так же присутствовать на всех инвестиционных конференциях. Все это не способствует доверию к ценным бумагам китайских компаний. Чтобы выйти из «кризиса IR-доверия», эксперты советуют китайским компаниям обеспечить оптимизацию корпоративного управления, выработать единые требования к финансовой и управленческой отчетности, к информации о финансовом положении, уровне и состоянии корпоративного управления. Однако, обеспечить данные процессы крайне затруднительно.

Как правило, в большинстве крупных китайских компаний значительная доля влияния принадлежит государству. Изменения возможны только в том случае, если их инициируют, поддержат, примут в них активное участие государственные органы:

  • Комиссия по ценным бумагам КНР;
  • Национальная комиссия по экономическому развитию и реформам КНР;
  • Государственное Управление по работе с иностранными биржами;
  • Народный банк Китая;
  • Министерство финансов КНР;
  • Министерство торговли КНР.

Сотрудничество этих государственных учреждений, как свидетельствует опыт прошлых лет, серьезно затруднено и положение это меняется довольно медленно. Это позволяет сделать прогноз о том, что процесс адаптации IR-культуры и корпоративного управления китайских компаний к требованиям инвесторов будет долгим и сложным. (8)

Однако, как это не парадоксально, данная ситуация повышает шансы некитайских компаний на успешное размещение ценных бумаг на фондовых биржах Китая.

«Китайская философия» инвестиций и сбережений. Институт квалифицированных национальных инвесторов

Правительство КНР держит свои финансовые рынки изолированными от глобальных потоков международного капитала и не позволяет иностранным компаниям свободно привлекать ресурсы на финансовых рынках континентального Китая.

Такие ограничения представляются вполне разумными, поскольку фундаментальной основой экономической системы Китая является сбережение национального капитала. При финансировании экономики Китая и его инфраструктуры, а также финансировании различных программ занятости населения, китайское правительство опирается на огромные пулы национального капитала. Эти финансовые пулы формируются на китайском фондовом рынке, и, в большей своей части, пополняются за счёт сберегательных счетов граждан Китая.

Нежелание китайского руководства «перемещать» инвестиции из национальных пулов в зарубежные компании связанно с тем, что зачастую ценные бумаги иностранных компаний являются более прибыльными и, соответственно, более привлекательными для инвесторов. В отсутствии государственных барьеров, высокая прибыльность иностранных ценных бумаг будет отвлекать капитал из китайской финансовой системы и государственных предприятий Китая.

Руководство КНР признает необходимость присутствия китайского капитала за рубежом. Возможность китайских инвестиций в другие страны обеспечивает механизм частичных и контролируемых инвестиций. В реализации данного механизма задействованы национальные квалифицированные институциональные инвесторы (Qualified Domestic Institutional Investor — QDII).

Правительственная концепция китайских инвестиций за рубежом основана на том, что любые изменения в оттоках капитала из национальной финансовой системы должны носить эволюционный, а не революционный характер. Институт квалифицированных национальных инвесторов был создан для того, чтобы обеспечить национальным инвесторам возможность инвестировать в долговые и долевые ценные бумаги компаний, котирующихся на зарубежных фондовых биржах. (9)

В QDII объединены банки, инвестиционные институты по управлению фондами, страховые компании, а так же другие финансовые учреждения, обеспечивающие управление активами. Статус QDII возможно получить после соответствующего одобрения Китайской Комиссией по ценным бумагам (China Securities Regulatory Commission).

Структура квалифицированных национальных инвесторов Китая:

Китай, проводя либеральную политику в отношении прямых иностранных инвестиций, весьма жестко регулировал (и продолжает регулировать) приток портфельных иностранных инвестиций. Инвестиции в зарубежные активы разрешены правительством Китая с 2006 года. В этом году был запущен механизм, позволяющий китайским физическим и юридическим лицам инвестировать в иностранные финансовые инструменты.

Для квалифицированных институциональных инвесторов были установлены ежегодные квоты. Изначально в систему QDII входили 15 китайских банков и фондов, с общей квотой инвестиций в размере $14,2 млрд. При этом инвестиции ограничивались облигациями и производными финансовыми инструментами валютного рынка.

В 2007 году правительство Китая объявило, что готово расширить сферу китайских инвестиций, реализуемых через институт QDII. На сегодняшний день китайские банки, имеющие статус QDII, с некоторыми ограничениями, предлагают китайским инвесторам, финансовые инструменты, базисным активом которых являются долевые ценные бумаги иностранных эмитентов.

Перечень ограничений, установленных китайским правительством в отношении QDII следующий: (10)

  • Чистая стоимость инвестиционных продуктов на балансе QDII не должна превышать 50% всех активов;
  • Стоимость чистых активов на одного инвестора установлена на уровне 5% от стоимости всего портфеля, управляемого QDII;
  • Минимальный взнос для каждого клиента составляет не менее 300 000 юаней (около $50 000).

Ценные бумаги или производные финансовые инструменты, в которые QDII имеют право инвестировать привлеченные средства, должны пройти листинг на фондовых биржах государств, правительства которых подписали Меморандумы взаимопонимания с Комиссией по финансовым рынкам КНР.

Такой меморандум не подписан в настоящее время между правительствами России и Китая. Однако подобные меморандумы подписаны с правительствами стран, где расположены мировые финансовые центры и фондовые биржи, на которых котируются депозитарные расписки российских эмитентов. Поэтому при проведении целевого исследования (таргетинга) китайских квалифицированных национальных инвесторов (QDII), российским IR-службам необходимо, помимо всего прочего, учитывать ограничения, предусмотренные программами депозитарных расписок российских эмитентов.

О возможности диверсификации китайских портфельных инвестиций.

Китай является основным держателем американских ценных бумаг, в том числе государственных облигаций США. Объем китайских инвестиций в ценные бумаги США составляет около $1 трлн, из них около $29 млрд — вложения в корпоративные ценные бумаги США. Это означает, что около $970 долларов китайских инвестиций «вложено» в облигации Правительства США. Существенная часть этих средств могла быть инвестирована в ценные бумаги других эмитентов.

По мнению российского экономиста М. Хазина, современная экономика США близка к экономическому спаду, масштаб которого будет сопоставим с «Великой Депрессией» 1929 года.(11) Если придерживаться данной теории, у IR-служб российских компаний появляется шанс переориентировать инвесторов Китая с облигаций государственного займа США на ценные бумаги других зарубежных эмитентов, в том числе, российских.

«Гонконгский» кейс компании Rusal

Привлечение азиатского капитала требует тщательного планирования и подготовки. Обязательным является учет специфики региона при подготовке презентаций, а так же дополнительных материалов для инвесторов. Примером эффективного решения и достижения IR-целей на рынке АТР может служить опыт UC Rusal в рамках IPO на Гонконгской фондовой бирже. (12)

Целью IR-специалистов UC Rusal и их консультантов из агентства SPRG стало формирование имиджа руководителей «Русала» среди потенциальных инвесторов и делового сообщества АТР. Особенность азиатских инвесторов заключается в том, что они, при принятии инвестиционных решений, ориентируются на мнения известных в деловых кругах персон.

IR-программа, предложенная агентством SPRG для формирования положительного инвестиционного имиджа UC Rusal включала следующие мероприятия:

1) Создание положительного имиджа руководства компании за счет:

  • Проведения серии встреч с известными бизнес-персонами и деловыми кругами континентального Китая и Гонконга;
  • Интервью с руководителями Rusal на китайских деловых телевизионных каналах и публикации их выступлений в СМИ;
  • Выступления руководителей Rusal перед заинтересованной аудиторией, которая не являлась потенциальными инвесторами.

2) Создание положительного образа отрасли, к которой принадлежит эмитент за счет проведения:

  • Серии выступлений национальных аналитиков в китайских СМИ, которые давали оценку перспектив развития отрасли;
  • Мероприятий, направленных на формирование среди китайских инвесторов позитивного образа этой отрасли;
  • Массовых публикаций аналитических статей, содержащих оценку перспектив развития отрасли в России.

3) Формирование инвестиционно-привлекательной репутации страны, в которой находятся основные бизнес-активы эмитента за счет:

  • Выпуска аналитических отчетов о перспективах экономики России;
  • Серии рекламных роликов, формирующих мнение об инвестиционной привлекательности России;
  • Серии комментариев известных в деловых кругах Гонконга людей о перспективах роста российской экономики.

Важным направлением IR-мероприятий являлось создание понятного азиатским инвесторам инвестиционного бренда, который должен был обеспечить лояльность китайских инвесторов. Поддержание и развитие инвестиционного бренда позволили изменить и диверсифицировать структуру акционеров, а также расширить круг потенциальных инвесторов.

С чем столкнуться IR-службы в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Взаимодействие российских IR-служб с азиатскими инвесторами в настоящее время преимущественно характеризуется: (4)

  • Отсутствием долгосрочных программ по созданию инвестиционного бренда, обеспечивающего инвестиционную привлекательность эмитентов России и стран СНГ на азиатском фондовом рынке;
  • Отсутствием у IR-службы российских компаний понимания «тонкостей» работы с инвесторами АТР. У большинства российских компаний преобладает желание быстрых результатов. При этом, как правило, отсутствует желание тратить время и средства, как на дальние поездки, так и на скрупулезную работу с азиатским инвестором, ради достижения долгосрочной цели привлечения азиатского капитала. Из-за китайской ментальности и традиционного осторожного метода принятия решений, установление надежных партнерских отношений требует не менее двух лет постоянной работы IR-службы, так и IR—консультанта в данном регионе;
  • Коммуникационное поле в странах АТР не подготовлено. В связи с этим, все российские компании для азиатских инвесторов выглядят «на одно лицо». Несмотря на интерес к России, наша страна для инвесторов из АТР в настоящее время не является приоритетом.

Как уже было упомянуто выше, для эффективной работы с инвесторами АТР необходимо иметь инвестиционное предложение, подготовленное с учетом специфики и особенностей привлечения капитала в данном регионе. Если в структуре акционерного капитала уже присутствуют азиатские инвесторы, IR-службам в повседневной работе необходимо учитывать, что внезапные для акционеров и инвесторов изменения стратегии компании, без проведения предварительной работы с инвестиционным сообществом, приведет к переоценке инвестиционной привлекательности компании.

«Китайские церемонии» — бизнес-культура АТР

В заключение хотелось бы упомянуть особенности культурного взаимодействия с китайскими партнерами, которое требует определенной информированности в отношении бизнес-этики и правил ведения деловых встреч и переговоров. Китай — это страна со своими национальными особенностями ведения бизнеса. Для западного человека построение отношений с инвесторами в Китае требует понимания китайского делового этикета. Того этикета, который может показаться для европейцев странным и иногда даже неприятным.

Если вы болезненно относитесь к бюрократии, а также проявлениям жесткой иерархической структуры, вам не следует работать в Китае. При этом, несмотря на сложные бюрократические механизмы и жесткую иерархическую структуру отношений, часто ключевую роль при построении отношений с китайскими инвесторами играют непротокольные мероприятия. В рамках таких мероприятий вы с вашими западными коллегами будете находиться в центре внимания. Демонстрируя готовность к кросс-культурному диалогу, вы сможете преодолеть многие барьеры, которые существуют в более формальной офисной обстановке.

Для некоторых представителей азиатских деловых кругов диалог с западноевропейскими коллегами за рамками делового этикета может быть очень стрессовым. Зачастую представители китайских деловых кругов чувствуют себя неуверенно, общаясь на английском языке, кроме того, они плохо осведомлены относительно социального поведения в Европе. (13)

Всё это повышает требования к качеству перевода на китайский язык, как в формальной, так в неформальной обстановке. Часто даже для хорошего переводчика требуется время, чтобы «сломать» языковые барьеры. Удостоверьтесь, что ваш переводчик или коллега хорошо владеет как мандаринским, так и кантонским диалектами. При этом некоторые китайцы будут «настаивать» на общении на английском языке, так как знание этого языка для них является предметом личной гордости. Необходимо иметь в виду, что часто знание языка оставляет желать лучшего и вам нужно иметь запасные варианты для языкового общения.

На встречах азиатские переговорщики часто держатся скрытно и уклоняются от ответов. Это происходит из-за того, что они опасаются нарушить корпоративную иерархию, основанную на постулатах конфуцианства. Если вы поняли, что столкнулись именно с такой ситуацией, то продолжение диалога по электронной почте или по телефону становится гораздо более важным, чем при работе с европейскими и американскими инвесторами.

Необходимо отметить, что встречи в Пекине будут принципиально отличаться от встреч в Гонконге, не только по языку переговоров и по стилю одежды, но и по формату встреч. Например, если отсутствие галстука во влажном климате Гонконга или Шеньчженя будет воспринято нормально, то в Пекине это вполне может быть встречено с неодобрением.

Следует быть готовым к бурному обсуждению китайскими коллегами простых вопросов, к которым вас допускать не станут. Ответом китайских переговорщиков может стать категорическое «нет». Поэтому, вы должны доверять своему переводчику, который сказал, что результатом этого обсуждения является категорический отказ. Стоит быть морально к этому готовым и не пытаться продолжить диалог по вопросу, на который получен отказ.

Знание китайского языка является полезным, но не обязательным. Необходимым является желание понимать своих азиатских коллег и ориентироваться на ключевые моменты китайской корпоративной культуры. Понимание разницы между китайскими и европейскими инвесторами является залогом успешной работы IR-служб в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Ссылки:

(1) — материалы конференции «Передовой опыт Investor Relations — 2014» 8-я международная конференция, Москва, октябрь 2014; статистика международной федерации бирж, http://www.world-exchanges.org/statistics.

(2) — Investment flows — IPOs — Total.

(3) — Статистика международной федерации бирж http://www.world-exchanges.org/statistics.

(4) — Финансовые коммуникации на азиатских рынках (Finsbury). 8-я международная конференция «Передовой опыт Investor Relations — 2014», Москва, октябрь 2014;

(5) — Z/Yen Global Financial Centres Index http://www.zyen.com/.

(6) — По материалам конференции IR magazine`s China, Hong Kong & Taiwan Award Conference 2011.

(7) — IR World: China (Opportunity and challenge for IRO in China). Журнал «INFORMED» UK IRS, осень 2012.

(8) — По материалам статьи «За Великой Китайской стеной. Быть или не быть международным IPO на Шанхайской фондовой бирже?» // Российский экономический интернет-журнал. 17.01.2010.

(9) — Market Snapshot — China. Qualified Domestic Institutional Investors (QDII) the Australian Government research www.austrade.gov.au/ArticleDocuments/2792/China-Market-Snapshot-QDII.pdf.

(10) — По материалам China Securities Regulatory Commission http://www.csrc.gov.cn/pub/csrc_en/.

(11) — Михаил Хазин. «Экономика и бизнес в мире и в России на переломе 2014 — 2015 годов», Красноярск (09.12.2014).

(12) — Материалы «Российско — азиатского инвестиционного форума» Гонконг, 2010.

(13) — IR World: China (Opportunity and challenge for IRO in China). Журнал «INFORMED» UK IRS, осень 2012.

Также читайте:

Опыт жизни и работы в Гонконге
Интервью с Маркусом Сульцером, CEO по Азиатско-Тихоокеанскому региону компании EQS Group. Многим нашим читателям Маркус хорошо знаком в качестве человека, запускавшего и возглавлявшего московский офис EQS. Мы решили, что будет интересно попросить Маркуса сравнить опыт организации офиса в Москве и в Гонконге, а также поделиться впечатлениями от работы в Азии.

Non-deal роудшоу в Азию
Компания «Мегафон» представила на конкурс IR-кейсов описание своего первого non-deal роудшоу в регион ЮВА. Компания провела десять встреч с местными фондами, в том числе, три со своими акционерами и семь с потенциальными инвесторами. По результатам идентификации акционеров, сделанной через три месяца после роудшоу, доля азиатских инвесторов выросла.

Конкурс годовых отчетов с 40-летней историей
Сингапурский конкурс годовых отчетов — Best annual report award, — отличается завидной историей: он был учрежден еще в 1974 году. Сейчас награда «живет» внутри Singapore Corporate Awards, состоящих из пяти наград, включая Best investor relations award, Best chief financial officer. Рассказом о сингапурском конкурсе мы продолжаем серию статей о зарубежных конкурсах годовых отчетов.